0b4267a2     

Кощеев Л - О Чужих Лицах



Л. Кощеев
О чужих лицах
Чужие тела неудержимо влекут меня.
Какой-нибудь наркоман мог бы так описывать своё задержание сотрудниками
милиции.
Hо чужие тела влекут меня, и влекут к себе.
Тут, опять же, многие меня поймут неправильно.
Да нет, я же просто хочу войти в эти тела.
- Угу-угу, - скажут те, кто меня неправильно понял, - Так мы так и подумали.
Поскольку недопонимание становится ужасающе-фатальным, придётся кое-что
прояснить.
Лицо - единственное, что ограничивает разнообразие нашей жизни. Что бы там
ни пела душа, жизнь у нас одна, потому что тело - одно. Можно менять одежду
и причёски, работу и адреса; можно подчистить паспорт или даже иметь их
несколько, представляясь встречным то Ильёй Палычем, то Татьяной
Гавриловной. Можно даже сменить пол!
Hо мы обречены до смерти нести своё тело и лицо, мы приклеены к нему, как
муха к бумаге. Принято считать, что плоть обременяет дух тем, что требует
слишком много сна и еды, позволяя при этом слишком мало любви. Hо нет.
Главное, что сковывает душу - неизменность, узнаваемость и уникальность
тела. Как бы мы не извернулись, скрывая от себя и тех, кто нам нужен сейчас,
свой прошлое или участки настоящего - лицо выдаст нас. Обязательно найдётся
ворона, которая каркнет-таки, что ты жил (живешь) там-то, работал там-то, а
третьего дня тебя видели в парке с высокой брюнеткой.
- Поэт с одинокой душой? Кто, этот? Да я ж его знаю! Токарь он! Еще трое
детей у него... И никакой он не Максим... Эй, Володька! ты чего усы сбрил,
чудик?
Диктуя единственность жизни, наша внешность еще и определяет, какой эта
жизнь будет. Это под серой шинелью может биться чуткое сердце. Hо если
дедушка-водолаз наградил вас нидким лбом, то и не суйтесь в профессора
(ударение на последнем слоге, а то опять не то подумаете), а если на вашем
лице угнездились пухлые губы или нос "картошкой", то никто не поверит в ваши
демонические страсти. А в деле покорения невест миллиметровая ошибка в
конструкции подбородка может быть компенсирована только финансовыми
вливаниями, которые под силу одному Международному Валютному Фонду. И этот
скорбный список можно продолжать, кажется, до бесконечности. Лишь единицам
везет на внешность, подобающую характеру; гораздо чаще приходится встречать
дон-жуанов с оттопыренными ушами и красавиц
Поэтому мечту о вселении своей души в чужое тело можно смело отнести к
разряду навязчивых идей человечества. Люди с бедной фантазией мечтают
подправить нос или увеличить бедра. Hо это, разумеется, ерунда.
Мелкотравчатость. Человек, который зрит в корень и обладает подобающим
размахом, прикидывает вариант перерождения в совсем другого человека.
Если не верите, почитайте мировую литературу - сюжет почти каждого водевиля
построен на том, что кого-то путают с кем-то. Это игрушечное, ненастоящее,
но всё-таки превращение! Да что там, любая книга - сплошная попытка автора
прожить еще одну жизнь в образах своих героев, причём как раз ту жизнь,
которая в реальности недоступна им "по телесным причинам". Пушкин написал
громаду "Евгения Онегина" для того, чтобы явиться Татьяне во сне медведем;
частыми авторами приключенческих и эротических романов выступают очкастые
тихони, а Тургенев создал яркие женские образы. Hо есть сюжеты прямо-таки в
точности об этом - например, в одной книге известного чешского автора герой
просыпается насекомым.
Книга грустная, поскольку она отразила не мечту о смене внешности, а страх
человека сменить внешность. Так часто бывает: о чем человек мечтае



Назад